Растраченная впустую юность 7 глава

Кое-где через день я услышал священный шум двигателя. Машина, непременно, пришла из лагеря, но водителя я не знал. За два года персонал Центра сменился, так что метаморфозы с моей наружностью не произвели на него подабающего воспоминания. Зато мой запах наверное вышиб его из колеи, хотя юноша был очень обходителен Растраченная впустую юность 7 глава, чтоб показать это. Мы вообщем молчали практически всю дорогу. Я не знал, что сказать, хотя тем для разговора было много. Но я ведь два года прожил без людского общения, потому ощущал себя не в собственной тарелке.

Когда я стал перед Леви, на его обычно бесстрастном лице отразился реальный кошмар Растраченная впустую юность 7 глава. Я, если честно, не ждал таковой сильной реакции. Но это посодействовало мне осознать, что конфигурации, произошедшие во мне за эти два года, затронули не только лишь наружность. И когда он протянул руки, чтоб обнять меня, я растерял самообладание. Все, все во мне стало другим. Масштаб пережитых испытаний начал потихоньку доходить Растраченная впустую юность 7 глава до моего сознания. Я выжил, но оставил сзади все, что обожал, весь тот красивый и одичавший мир. Меня победила нестерпимая слабость, я чуть держался на ногах и плохо соображал. В лагере осталось не достаточно людей, но, как и Леви, при встрече они не могли скрыть потрясения. Им с трудом Растраченная впустую юность 7 глава верилось, что это вправду я. Когда меня спросили, чего мне принести, я ответил: «Меду!» — и откуда-то тотчас же появилась целая банка. Я с налету умял половину, пока все стояли вокруг и молчком глазели на меня.

Последующие действия протекали как будто в тумане. Практически сходу меня отвезли умыться в Растраченная впустую юность 7 глава Винчестер — помню чувство теплой воды и идея «вот она, цивилизация!». Душевой служил некий полуразвалившийся сарайчик, напор был еле осязаемый, но я блаженствовал, как в люксе отеля «Ритц». Без одежки я смотрелся очень удивительно. Мое лицо и кисти рук были темными и задубевшими от холода и непогодицы, а все Растраченная впустую юность 7 глава другое — лилейно-белым. Когда я побрился, мой вид заполучил контрастность логотипа. Я до того исхудал, что смахивал на нечто среднее меж дикарем и бомжом; от меня остались кожа да кости, к тому же покрытые толстенным слоем грязищи, которая потоками лилась из-под душа. При этом вполне отмыться мне в тот Растраченная впустую юность 7 глава раз так и не удалось. Мне будто бы приставили чужие руки и чужую голову, да к тому же с широкой белоснежной полосой заместо бороды. Я забавлялся, пытаясь представить для себя, какое воспоминание буду создавать на сограждан, когда вернусь в Великобританию.

Все добивались рассказов о моих приключениях. Но историй Растраченная впустую юность 7 глава было настолько не мало, что мне пришлось составить нечто вроде сжатого конспекта, строго придерживаясь фактов. Биологи жаждали цифр и отчетов — сколько там было волков, как они выглядели, спаривались ли сколько родилось щенков, где волки жили и охотились, какие тропы использовали. Из моих описаний они создали вывод, что эти Растраченная впустую юность 7 глава волки вправду не похожи на задействованных в программке по восстановлению численности и, вероятнее всего, я имел дело с одичавшими волками, пришедшими сюда по одному из миграционных коридоров, о которых гласил Леви. Все очень разволновались, узнав, что теория Леви подтвердилась. Но некие сотрудники Центра (в главном ученые) категорически не одобряли Растраченная впустую юность 7 глава мой поступок. Естественно, они поражались тому, что мне удалось выжить в таких критериях, сохранив здравый рассудок, да к тому же просочиться в стаю. Это поражало и меня самого. Но они совсем не торопились выставлять меня героем. Напротив, они винили меня в безответственности: мол, я бездумно подвергал угрозы и себя Растраченная впустую юность 7 глава, и волков. Другие их коллеги считали мое достижение неописуемым и сенсационным. А вот краснокожие принимали мой опыт как нечто достойное, но никак не исключительное. Ведь люди их племени жили в горах посреди одичавших животных сотки лет.

Мне не терпелось прыгнуть в самолет и улететь поскорее. Сейчас, когда путь вспять, к волкам Растраченная впустую юность 7 глава, я для себя отрезал, мне хотелось только 1-го — домой. Я утомился слушать как похвалы, так и упреки. Но меня все-же уговорили остаться в лагере на пару недель, чтоб малость придти в себя и вернуть силы. А это оказалось не так просто. Понятно, что мне предстоял нелегкий Растраченная впустую юность 7 глава период психической адаптации. Но была еще одна неувязка — мой организм так привык к сырому мясу, что длительное время просто отрешался принимать другую еду! Я погибал от желания навернуть пиццы с пеперони, мороженого и иной съестной ерунды, но мой бедный желудок пока не способен был переварить все это. К тому же Растраченная впустую юность 7 глава он так сжался, что я мог есть только по немножко, малеханькими порциями. Мне требовалось три денька, чтоб съесть то, что на данный момент я уминаю сразу. А углеводы хороших три недели одномоментно вызывали у меня тошноту и расстройство желудка.

Но сложнее всего было вновь научиться жить посреди людей. Мир Растраченная впустую юность 7 глава, который я только-только покинул, был обычным и гармоническим. В нем отсутствовали хитрость, злость, обман и глупая беспощадность. Там царствовал естественный и разумный порядок вещей. Волки могли вести себя жестко и агрессивно, защищая свои интересы, но о близких хлопотали лаского и преданно, что я испытал и на для себя. Главной Растраченная впустую юность 7 глава задачей этих животных было подкармливать и защищать свою семью, но они также уважали и других созданий, живущих рядом. Они убивали только ради пищи, а не ради забавы, и не больше, чем нужно.

Люди же, напротив, обычно плюют на мир вокруг нас с высочайшей колокольни. Им присущи алчность и эгоизм, они Растраченная впустую юность 7 глава обращаются с природой так, как будто все в мире существует для их одних. Наше общество почти во всем несправедливо и безжалостно. Дожидаясь собственного рейса в аэропорту, я следил, как предки без всякого повода отчитывают и ругают собственных малеханьких малышей. Мне хотелось кликнуть им: «Немедленно закончите! Это ваши малыши Растраченная впустую юность 7 глава. Научитесь ценить то, что имеете!»

Глава 16

Новый подход

И вот, после всей этой нервотрепки, я наконец очутился в Великобритании. Мои мысли повсевременно занимал вопрос, как сделать лучше жизнь волков в неволе. Сейчас, когда я так глубоко просочился в их мир, мне раскрылись вещи, которые нельзя понять, следя за ними Растраченная впустую юность 7 глава со стороны. Как нередко поведение волков толковалось ошибочно! Их настоящие потребности оставались без подабающего внимания, и я страстно вожделел посодействовать им.

Сперва я отправился в Плимут — повидаться с Джен. К тому времени у меня совершенно закончились средства, и я интенсивно взялся за поиски работы. Я желал отыскать чего-нибудть, связанное Растраченная впустую юность 7 глава с животными, желательно из семейства собачьих, но в то же время обеспечивающее достойный заработок. При помощи старенькых армейских связей мне удалось устроиться на курсы инструкторов-кинологов при военном ведомстве в городе Мелтон-Моубрей, в графстве Лестершир. Мы начали с основ дрессуры, позже были тренировки с преследованием, когда пес должен Растраченная впустую юность 7 глава догнать чужака и схватить за рукав, и в итоге — правила ухода за служебными собаками. Курсы продолжались три месяца, и по окончании этого периода я конкретно знал все — от правил кормления и присмотра за животными до способов обучения собак и людей, которым предстоит иметь с ними дело.

В армии у Растраченная впустую юность 7 глава собак много работы. Специально обученные псы по запаху находят мины на неприятельской местности, патрулируют небезопасные зоны и, подобно полицейским собакам, могут догнать и задержать неприятеля, ухватив его за руку. Но в отличие от четырехногих стражей закона, армейские собаки не живут вкупе с людьми, и для их не Растраченная впустую юность 7 глава существует точного разделения на «своих» и «чужих». Хоть какой, кто входит на местность вольера в неположенное время, — нарушитель, и они должны поруха и задержать его.

У меня не лежала душа к такому подходу, но я обязан был идти на компромисс. По последней мере, тут мне платили за работу с животными. Но Растраченная впустую юность 7 глава армейский дух заведения давал о для себя знать: все — и люди, и собаки — неоспоримо подчинялись приказам. Основным над нами был старшина Сид Гиллем, высочайший, сухопарый человек, которого мы окрестили Блейки в честь инспектора Блейка, грозного шефа из старенького комедийного телесериала.

Блейки был совсем несгибаем, когда дело касалось дрессировки собак Растраченная впустую юность 7 глава. Инструкторов учили агрессивно подчинять для себя животных. О моей привычке представляться членом своры с низким статусом пришлось временно запамятовать. От меня добивались прямо обратного поведения. Но возражать командиру либо ставить под колебание его способы не смел никто, в том числе и я, хотя мне-то было разумеется Растраченная впустую юность 7 глава, что существует куда более обычной и человечный метод вынудить пса что-то сделать. Запугивание и наказание при помощи грубой силы никогда не казались мне неплохой основой для отношений. Тем паче что кое в чем эти животные намного превосходили собственных инструкторов — они были посильнее и резвее, а их органы эмоций — совершеннее.

Но у Растраченная впустую юность 7 глава краснокожих я научился одному правилу — никогда не указывай другим, что им следует делать. Потому я смиренно держал эти мысли при для себя. Мои южноамериканские братья гласили еще, что грезить — это отлично, но до того времени, пока мир не готов принять и исполнить твою мечту, проку от нее Растраченная впустую юность 7 глава нет никакого. Блейки принадлежал к поколению, воспитанному по серьезным канонам. Он привык верно следовать правилам, и для него было просто невообразимо поменять заведенный порядок. Он был полностью не готов принимать что-то новое. Он даже не использовал пищу в качестве поощрения, хотя это рядовая практика при дрессировке штатских Растраченная впустую юность 7 глава собак. С ним животные знали только один язык — насилия.

Блейки особо серьезно относился к работе, и мне ничего не стоило водить его за нос, чем я и занимался. Каждое утро я прятал в кармашке сосиску, украденную за завтраком. Мои подопечные вели себя как шелковые и не отходили от меня ни на Растраченная впустую юность 7 глава шаг, так что использовать силу просто не было нужды. После урока псы получали сосиску. Мои результаты всегда оказывались наилучшими в группе. Думаю, Блейки что-то подозревал, но ему так и не удалось меня раскусить.

Скоро после того, как я покинул Мелтон-Моубрей, старшину проявили по телеку. Он Растраченная впустую юность 7 глава участвовал в одном веселительном шоу. Смысл был в том, что экспертов-кинологов попарно соединяли воединыжды со знаменитостями, которым они давали советы по дрессировке домашних собак. Блейки угодил в партнеры к Джулиану Клэри[5]с его малеханькой комнатной собачонкой. Очень тонко обмысленное изымательство со стороны режиссера. Нереально представить для себя 2-ух более Растраченная впустую юность 7 глава различных людей. Блейки, который тренировал большущих, лютых армейских псов, заставляя их просачиваться на неприятельскую местность и ворачиваться с победой, — на муниципальном телеканале, рядом с Джулианом, держит на розовом поводке комочек белоснежного меха! Бедолага с трудом пережил такое унижение. При последующей встрече я сперва спросил, как поживает Джулиан. Побагровев, он схватил Растраченная впустую юность 7 глава меня за ухо и прошипел, чтоб я больше никогда не смел упоминать это имя в его присутствии. Но, невзирая ни на что, я уважал Блейки. Он был хорошим человеком — и одним из числа тех немногих, с кого я в жизни брал пример. Он не только лишь управлял тренировочной базой Растраченная впустую юность 7 глава, да и делал обязанности ветеринарного инспектора. Раз в три месяца он совершал обход, проверяя состояние здоровья всех собак в казарме. После моего отъезда меж нами сохранились дружественные дела. И, нужно дать ему подабающее, когда он увидел, как я обращаюсь с собаками, то признал, что его старенькые способы неидеальны. А спустя Растраченная впустую юность 7 глава пару лет Блейки приезжал в Девоншир — проведать меня и поглядеть на моих волков.

После окончания курсов я устроился ассистентом головного кинолога при штабе сухопутных войск под Уилтоном, в графстве Уилтшир. В мое распоряжение поступили 6 собак в казармах Эрскина. Их держали для охраны лагеря. Мне необходимо было круглые сутки Растраченная впустую юность 7 глава поддерживать этих псов в состоянии полной боевой готовности. Я нашел посреди их несколько очень увлекательных типов. Не домашние питомцы, а истинные трудяги — германские овчарки, специально выведенные для того, чтоб вступать в единоборство с человеком. Эти непростые животные добивались максимально аккуратного воззвания, и я от всей души соболезновал им Растраченная впустую юность 7 глава. Собак к работе готовили по 6 — восемь недель, а людей — всего по две. С моей точки зрения, все должно было быть ровно напротив. Такая система приводила к тому, что многие дрессировщики часто вообщем не знали, как подступиться к псам, и не могли за ними угнаться.

В лагере был один красивый молодой Растраченная впустую юность 7 глава уроженец Бирмингема. За забавнй соответствующий выговор мы окрестили его Им-Ям. Он очень желал стать дрессировщиком, но до армии никогда в жизни не имел дела с собаками. Всякий раз, когда он спускал собственного пса с поводка, тот, заместо того, чтоб штурмовать мишень, удирал мочиться на фонарный столб. Но юноша Растраченная впустую юность 7 глава просто любил этого неслуха. Даже, представьте для себя, специально приходил пожелать псу хорошего утра, а позже еще длительно бродил меж клеточками, приветствуя других собак и обращаясь к каждой по имени. В один прекрасный момент вечерком я перебрал спиртного и, чтоб не тащиться до казармы в таком виде, решил заночевать с Растраченная впустую юность 7 глава собаками. Наутро этот чудак, как обычно, появился, приговаривая: «Доброе утро, Шедоу! Привет, Дасти! Доброе утро, Келли!» В мгле меня не было видно. И вот юноша подходит совершенно близко, туда, где я лежу в обнимку с одним из псов. Но он-то этого не знает. А я вдруг Растраченная впустую юность 7 глава возьми ну и проворчи ему в ответ: «Доброе утро, Им-Ям». Лицезрели бы вы его лицо! Наверняка, бедолага до сего времени уверен, что собака ему ответила.

Да, в казармах Эрскина мы обожали повеселиться. Старшину нашего подразделения звали Тони Френгос. Мы с ним даже когда-то вкупе служили: он в десанте, а Растраченная впустую юность 7 глава я во вспомогательных войсках. Он был сильным и подтянутым, но ростом не вышел. Уж не знаю почему, но Тони постоянно служил объектом розыгрышей. Ох и доставалось же ему! В один прекрасный момент кто-то измазал его телефонную трубку малиновым вареньем. В другой раз мы запихнули его парадный берет в Растраченная впустую юность 7 глава морозилку на ночь (а наутро ему предстояла ответственная встреча со старшиной и еще какими-то необходимыми шишками из десантного полка). Бедный Тони посиживал там, и ни одно слово не слетело с его мужественных уст, пока капли ледяной воды стекали с тающего берета прямиком ему за шиворот. А за самую Растраченная впустую юность 7 глава отвратительную нашу выходку мне до сего времени постыдно. Однажды командир базы нашел, что в одной развалюхе на местности казармы, издавна определенной под снос, пропадают вещи — медная арматура, дверные ручки, молотки и иная дребедень. Подозрение пало на людей Тони. Тот защищал нас гневно, как тигрица — собственных тигрят. Как можно Растраченная впустую юность 7 глава было помыслить про нас такое! Он заявил, что это низкая инсинуация и он готов головой поручиться за каждого. «Не страшитесь, ребята, — подытожил он, рассказывая нам эту историю, — я не дам вас в обиду!» Но здесь как будто запоздалая идея посетила его, и он добавил: «Вы ведь не Растраченная впустую юность 7 глава брали этот хлам, правда?» Пришлось чистосердечно покаяться. Так как все ящики в наших тумбочках были битком набиты медью.

Но вернемся к моей работе. Неувязка заключалась в том, что дрессировщики совсем не учитывали, что соц функция собаки — качество прирожденное, а поэтому нередко навязывали своим подопечным задачки, противопоказанные им самой природой Растраченная впустую юность 7 глава. Например, тупо науськивать на неприятеля альфу. У альфы заложено в подкорке, что его задачка — принимать принципиальные решения за всю стаю. Альфа — самый ценный кадр в собачьей семье. В момент угрозы вся его суть просит спрятаться за спину инструктора. С другой стороны, животные с низким статусом тоже не способны к Растраченная впустую юность 7 глава нападению — у их мало злости и убежденности внутри себя. Безупречная боевая собака — это бета. Такая работа им как раз по нутру, и они делают ее с наслаждением. Сильные и бесстрашные, они в буквальном смысле предназначены для драки. Из-за собственной неспособности распознавать ранг армейские дрессировщики перепортили огромное количество хороших псов.

С осознанием Растраченная впустую юность 7 глава собачьей психологии дела обстояли никак не лучше. Когда пес, преследуя неприятеля, хватал его за рукав и начинал трепать, дрессировщик орал ему «Фу!» и наказывал, если тот не подчинялся. Но никто не думал о причинах такового неповиновения. А все дело в том, что в природе, схватив убегающую Растраченная впустую юность 7 глава жертву зубами, волк держит ее мертвой цепкой до того времени, пока та не закончит трепыхаться. По другому ему не выжить и не прокормить стаю. Это прирожденный инстинкт, и собаки устроены точно так же. И вот представьте для себя — пес вцепился в добычу, которая еще никак не мертва, брыкается, при Растраченная впустую юность 7 глава этом очень, а здесь он к тому же слышит вопль, который принимает как сигнал поощрения от других членов своры. С какой стати ему разжимать зубы? Но я осознавал, что не так просто мне, новенькому, поменять сложившийся порядок, и не торопил действия. К тому же, до того как продвигать свои Растраченная впустую юность 7 глава теории, мне необходимо было проверить их на практике.

Что мне больше всего нравилось в моей новейшей работе, так это возможность находиться с собаками сколько угодно, хоть круглые день. Никто не удивлялся моим ночным дежурствам. Дрессировщики нередко устраивали тренировки ночами, когда вокруг нет сторонних звуков и ничто не отвлекает внимание. Так что при Растраченная впустую юность 7 глава желании времени хватало и подработать на стороне. Штатские сотрудники лагеря охотно доверяли мне собственных домашних животных и более охотно ведали обо мне знакомым. Я и обернуться не успел, как перевоплотился в головного инструктора всех близлежащих деревень. Вобщем, я был доволен, видя, с какой благодарностью люди принимают мои Растраченная впустую юность 7 глава советы. К тому же это приносило дополнительный доход. В те времена в дрессировке властвовал обычный способ, основанный на грубой силе. Я же все перевернул, рекомендуя в качестве наказания игнорировать животное и не подкармливать — так наказывают волки в природе, — а поощрять, напротив, пищей и лаской. Еще я настаивал на том, чтоб Растраченная впустую юность 7 глава на тренировки приходила вся семья, потому что собака подсознательно чувствует себя членом своры. Даже если с ней живут всего два человека, работать над ее отношениями только с одним из их — некорректно, это сбивает ее с толку. А если в доме к тому же есть мелкие малыши, то Растраченная впустую юность 7 глава любые ошибки в дрессировке могут недешево обойтись.

Если что-то идет не так, в этом изредка бывает повинна собака. Обычно неувязка в хозяевах, которые избрали не соответственного их условиям любимца и не смогли отыскать к нему верный подход. Ведь с собакой необходимо разговаривать на понятном ей языке. Люди же другой раз Растраченная впустую юность 7 глава всеми силами стараются сделать как лучше, а в конечном итоге выходит, что собака ими помыкает и превращает их жизнь в ад.

В один прекрасный момент ко мне обратилась домашняя пара, у которой жил прекрасный ретривер. Ранее он был очень милым и послушливым и с наслаждением приносил мячи и игрушки, которые Растраченная впустую юность 7 глава хозяева кидали ему. Но в один красивый денек пес отказался дать найденную в травке вещицу и злостно зарычал при попытках отнять ее. Никто и не помыслил возражать ему. И вот к двум годам пес перевоплотился в реального деспота. Злосчастные хозяева обязаны были жить в кладовой под Растраченная впустую юность 7 глава лестницей, так как вся остальная территория находилась в его власти. Стоило кому-то войти в комнату, как ретривер начинал рычать, да так злостно, что бедолага замирал от испуга. Обладатель осознавал, что если так пойдет далее, то, как это ни грустно, с псом придется расстаться.

Дело в том, что, заставляя собаку принести Растраченная впустую юность 7 глава и дать нам некий предмет, мы нарушаем ее природное, подсознательное поведение. Ведь на воле все, что они отыскали, принадлежит им, и они демонстрируют это, прижимая уши, тем вроде бы закрывая и защищая добычу. Если пес опустил уши, как крылья самолета, это символ: держитесь от меня подальше! Но Растраченная впустую юность 7 глава из-за селекции, неразумно проведенной людьми вопреки законам природы, у неких пород появились висящие уши — попробуй ими чего-нибудть вырази! Заместо этого они рычат. Если неглупый пес с высочайшим статусом в один прекрасный момент, зарычав на владельца, стал полноправным обладателем мяча, ему не составит труда сообразить, что таким нехитрым методом можно Растраченная впустую юность 7 глава овладеть чем угодно. Можно испытать изжить эту манеру поведения, но перевоспитывать придется не столько собаку, сколько владельца — а это куда труднее.

Помню, позвонила мне сотрудница ветеринарного центра и попросила оказать помощь одному пенсионеру. Дескать, деду за восемьдесят, а он завел для себя восьмимесячного щенка, нечистокровного колли, и не Растраченная впустую юность 7 глава может с ним совладать. Сколько стоят мои услуги? Я произнес — 5 с половиной фунтов. Этого чуть хватило бы, чтоб покрыть расходы на бензин, но она принялась торговаться: «Да он же старик, пенсионер». «Ладно, четыре», — уступил я. На том и сошлись. Я поехал по обозначенному адресу. Дорога уперлась в большой шикарный Растраченная впустую юность 7 глава дом. «Ну и ну, — помыслил я, — и это дом бедного пенсионера?» Но я ошибся. Дом пенсионера был последующим, и он оказался еще внушительнее. Более того, старик обладал половиной деревни. Про себя я уже одарил его всеми мыслимыми эпитетами, но когда он стал перед моими очами, злоба сменилась жалостью. Старик вправду Растраченная впустую юность 7 глава обожал собственного пса, но был так беспомощен, что чуть переставлял ноги. А этот молодой сорвиголова горел желанием носиться по лугам и пасти овец. Похоже, случай попался вправду безвыходный — пес и владелец совсем не подходили друг дружке. Но у старика была экономка. Я попросил их обоих выйти на Растраченная впустую юность 7 глава задний двор, держа собаку на поводке, и взять с собой малость пищи. Позже я повелел даме стать на одном краю поля, а владельцу — на обратном и спустить пса с поводка. Он принялся носиться от 1-го к другому. Тот, к кому он подбегал, давал ему кусок пищи и делал пару шажков к центру Растраченная впустую юность 7 глава площадки. Вышло, что пес бегал туда-сюда, при всем этом вроде бы потихоньку собирая стадо овец. Это удовлетворяло его природный пастуший инстинкт и заодно давало нужную разминку. Когда обе стороны сошлись в центре двора, старик взял пса на поводок, и все трое, умиротворенные, возвратились в дом.

Для меня это Растраченная впустую юность 7 глава было время тестов. Люди приходили как со щенками, так и с уже взрослыми, но неуправляемыми собаками вроде упомянутых ретривера и колли, а я пробовал применить на практике познания, приобретенные мною от волков. Но это было только начало. Мне предстояло еще многому научиться у волков. Так либо по Растраченная впустую юность 7 глава другому, всем — и мне, и обладателям собак — эти занятия, непременно, шли на пользу. Многие утверждали, что после моего вмешательства их питомцев как будто подменили. Казалось, на мою мельницу наконец полилась вода. Все шло просто замечательно. Подымалась новенькая, свежайшая волна энтузиазма к волчьей и собачьей психологии. Люди начинали по Растраченная впустую юность 7 глава другому глядеть на волков — как на средство разгадать поведение собственных домашних питомцев. Складывалось воспоминание, что миру скоро понадобится мой уникальный опыт исследования волков. Я ведь не просто следил за их поведением издалече, как это делают ученые-бихевиористы. Я жил с ними, жил как они.

Но случались и конфузы. Однажды я гулял в Растраченная впустую юность 7 глава парке под Солсбери в обществе старый пары с германской овчаркой, не желавшей их слушаться. Вдруг ко мне шагнула очень дерзкая дама — ни дать ни взять Барбара Вудхауз[6] — и спросила, есть ли у меня диплом инструктора. Я ответил, что диплома нет, но я кое-что смыслю в данном деле и Растраченная впустую юность 7 глава временами помогаю друзьям советом. Она заявила, что ее колли — это сущий ужас. Я вручил ей свою визитную карточку и произнес, что если вдруг не получится отыскать дипломированного инструктора, она в хоть какой момент может позвонить мне.

Минут через 10 этот самый колли появился на аллее парка. Я сходу увидел Растраченная впустую юность 7 глава его. Дама, с которой мы только-только дискутировали, мчалась за ним по пятам. Как ни удивительно, колли направлялся прямиком ко мне. Меня это несколько заставило задуматься, но все обернулось ужаснее, чем я мог вообразить. Пес ринулся на меня, очевидно нацелившись на пах. Я чуть увернулся — ну другими Растраченная впустую юность 7 глава словами он вцепился зубами во внутреннюю часть ноги, практически в миллиметре от всего святого. Ногу пронзила адская боль — но жутко пошевелить мозгами, что бы было, не окажись моя реакция настолько резвой. «Видите? — победоносно воскрикнула дама. — Вот что он делает!» Я больше не стал предлагать ей помощь.

Глава 17

Чтоб судить Растраченная впустую юность 7 глава о пудинге…

Краснокожие молвят, что если относиться к животному в неволе как к пленнику, оно так и будет себя ощущать. А если дать ему осознать, что клеточка не стесняет его, а, напротив, защищает от угроз окружающего мира, и попытаться всячески сделать лучше и варьировать его жизнь, то вольер будет восприниматься им Растраченная впустую юность 7 глава не как кутузка, как тихая, комфортная гавань. У меня за годы работы сложилось чувство, что большая часть волков ощущают себя в неволе как взаперти. Они очень очень отличаются от собственных одичавших сородичей. Их природный, свободный дух подломлен годами заключения. Даже если б ворота оставались открытыми настежь, большинству из их Растраченная впустую юность 7 глава и в голову не пришло бы этим пользоваться и обрести свободу — они просто запамятовали, что же все-таки это такое.

Я твердо веровал, что смогу посодействовать волкам в зоопарках, приблизив условия их жизни к естественным, но никто не вожделел меня слушать. Мой опыт работы с этими животными был куда богаче Растраченная впустую юность 7 глава, чем у хоть какого биолога, но я не обладал ученой степенью, так что мое слово не имело подабающего веса. Потому для начала я сделал компанию Wolf Pack Management. Единственным членом этого великодушного учреждения был я сам, но мне казалось, что заглавие звучит убедительно. Мне не терпелось проверить свои Растраченная впустую юность 7 глава теории на практике. В дрессировке я достигнул неких фурроров, но все-же я затеял все это дело ради волков, а не собак, хотя мне и с ними нравилось работать. К счастью, недалеко от Уилтона находилось старинное поместье Лонглит с его известным сафари-парком. Там, как я упоминал ранее, благополучно обитала Растраченная впустую юность 7 глава целая свора сероватых лесных волков.

Лонглит до настоящего времени остается одним из больших и самых почетаемых государственных парков во всей Великобритании. Мне опять улыбнулась фортуна — это было потрясающее поле для моих исследовательских работ. Парк размещен на землях, прилегающих к шикарному древнему дому, принадлежащему седьмому маркизу Бата Растраченная впустую юность 7 глава. Дом елизаветинской эры — конца шестнадцатого века — и сам по для себя неотразим, но главное — его окружает чудный парк, спроектированный в XVIII веке известным садовником-декоратором Ланселотом Брауном. Площадь парка — около четырехсот гектаров, плюс еще гектаров триста занимают поля, леса и озера. Одним словом, нетронутая сельская местность, как хватает глаз, — самая подходящая среда Растраченная впустую юность 7 глава для волков. Вольер, естественно, уступал размерами вольеру в Айдахо, но во всем превосходил тесноватый загончик в Спаркуэлле. Я был приятно удивлен, что волков — также львов, тигров и огромное количество иных одичавших животных, каких только можно вообразить, — содержат в Великобритании в таких добротных критериях.

Я познакомился с основным смотрителем парка Растраченная впустую юность 7 глава, Китом Харрисом, поведал ему о собственных планах и попросил разрешения проверить некие из моих теорий на местных волках. Ведь, невзирая на красивые условия проживания, у лонглитских волков была одна неувязка. У их не рождались щенки. В те деньки люди еще не понимали, что для действенного размножения в стае должны Растраченная впустую юность 7 глава быть представлены как минимум два поколения с различием в четыре года. Лонглит же, как и все обыденные зоопарки, сразу заполучил нескольких животных примерно 1-го возраста. Они уже становились очень стары, чтоб обзаводиться потомством.

В природе свора, обычно, содержит в себе несколько поколений волков, и посреди иных Растраченная впустую юность 7 глава обязательно должна находиться юная самка. Она производит на свет новых членов семьи, чтоб те защищали местность, охотились и продолжали род. Но престарелые волки в зоопарке не нуждались в заступниках — ведь никто не покушался на их владения. Еда, при этом отборная, поставлялась исправно, так что потребности в юных охотниках тоже не Растраченная впустую юность 7 глава появлялось. Другими словами выходило, что щенки им просто ни к чему. У волков есть умопомрачительная способность держать под контролем свои тела, и они могут сами решать, заводить детей либо нет. У самок нередко бывают фантомные беременности, ну и в случае беременности истинной волчица способна сама оборвать ее, когда сочтет необходимым Растраченная впустую юность 7 глава. Если она решит, что в данной ситуации возникновение щенков будет некстати, то может остановить их внутриутробное развитие — эмбрионы растворяются в ее теле.

Я твердо веровал, что мне получится сделать лучше жизнь этих волков и — кто знает? — может быть, даже подтолкнуть их к размножению. Но было тяжело уверить в Растраченная впустую юность 7 глава этом администрацию парка. На что им сдался излишний работник? Животные и без того впору получали пищу и кропотливый уход, они благоденствовали и были довольны жизнью. Но Кит Харрис с энтузиазмом выслушал мой рассказ о жизни у нез-персэ и разрешил мне поэкспериментировать с его волками, но лишь на Растраченная впустую юность 7 глава добровольческой базе. И я согласился, так как, во-1-х, стоял на пороге выполнения собственной мечты, а во-2-х, благодаря работе в армии не бедствовал. Все равно наилучшего поля для тестов мне было не отыскать.

Гости приезжали в парк на машинах — сотки тыщ авто каждый год. Когда Лонглит открылся в Растраченная впустую юность 7 глава 1966 году, это был 1-ый сафари-парк со сквозным маршрутом через всю местность, сделанный за пределами Африки. Только тут животных заместо африканского буша окружали зеленоватые английские луга, а один вольер занимал всего-навсего пару гектаров, а не несколько сотен, так что все животные были отлично видны и совсем не страшились Растраченная впустую юность 7 глава машин. Они подходили совершенно близко, позволяя как надо разглядеть себя через окно. Позднее огромное количество зоологических парков в мире брали Лонглит за эталон.

«Волчий лес» занимал площадь приблизительно в гектар, за львами и тиграми. В центре вольера раскинулась роща из старых, могучих дубов. Остальная территория представляла собой заросшую травкой пустошь. В Растраченная впустую юность 7 глава самом углу находился искусственный пруд с питьевой водой. В один прекрасный момент я лицезрел, как один юный волк охотился на грача, которому вздумалось там искупаться. Сначала зверек лежал поодаль и следил. И видимо, подметил, что, поплескавшись в воде, птица взмывает с неким трудом. Влажные перья отчасти теряют свои Растраченная впустую юность 7 глава аэродинамические характеристики, и чтоб подняться в воздух, грачу требовалось больше времени, чем обычно. Улучив момент, волк, метров с пятидесяти, рванул с места. «Вот дурачок, — поразмыслил я тогда, — грача ловить удумал». И что б вы задумывались — изловил ведь!

Единственной постройкой на местности вольера был низкий кирпичный барак для ветеринарных нужд. Воспользовались Растраченная впустую юность 7 глава им исключительно в случае необходимости. Как и все другие вольеры, «Волчий лес» был обнесен надежной оградой с воротами. Утром до вечера, пока в парк пускали гостей, смотрители посиживали в внедорожниках, раскрашенных, как зебры, в черно-белую полоску, и наблюдали, чтоб никто из проезжающих не выходил из машины. Мне было Растраченная впустую юность 7 глава от всей души жалко волонтеров, надеявшихся поработать с животными, а в итоге принужденных невылазно посиживать в душных кабинах.


ravnoshipij-krab-severo-zapadnoj-chasti-beringova-morya-petropavlovsk-kamchatskijizdatelstvo-severnaya-pacifika-2000.html
ravnosilnost-uravnenij.html
ravnovelikost-i-ravnosostavlennost-geometricheskih-figur-pri-reshenii-zadach-na-razrezanie.html