Растраченная впустую юность 2 глава

Оказалось, что мне не судьба служить в спецназе. Как, вобщем, и сделать суровую военную карьеру. Но время, проведенное в армии, стало для меня неоценимым периодом подготовки к тому делу, которому я в конечном итоге предназначил свою жизнь.

Глава 6

Холодно, теплее… жарко!

С момента встречи с тем палевым волком, в зоопарке Растраченная впустую юность 2 глава под Тетфордом, меня не покидало желание ближе познакомиться с жизнью и повадками этих умопомрачительных созданий, бывших источником моих детских страхов. Я начал читать книжки о живой природе. Оказалось, почти все из того, что я вызнал о лисах за годы наблюдений, было применимо и к волкам. Лис систематически преследовали и безжалостно уничтожали Растраченная впустую юность 2 глава из-за дурной репутации — как выяснилось, совсем незаслуженной. Но в отношении волков население земли пошло намного далее. А конкретно — их фактически на сто процентов истребили во всех частях света! В моей душе зародились сомнения. А вдруг все эти жуткие истории о волках, которых я так страшился, настолько же Растраченная впустую юность 2 глава безосновательны, как дурные байки об их малеханьких рыжеватых собратьях?

Когда-то, давным-давно, волки жили всюду. По численности они занимали 2-ое место на земле после людей. В те времена, когда человек был охотником и сборщиком, он умиротворенно разделял местность с волком. Люди уважали волков как собственных могучих братьев-охотников и Растраченная впустую юность 2 глава наделяли их различными магическими и волшебными качествами. Южноамериканские краснокожие до сего времени веруют, что духи их протцов продолжают жить в нашем мире под волчьим обличьем. Когда они подписывают принципиальные документы, то рядом непременно должен находиться волк либо, в наши деньки, — собака. Во все времена было огромное количество историй о Растраченная впустую юность 2 глава том, как волки воспитывали в собственной стае человечьих детенышей. Взять хоть братьев Ромула и Рема — тех, что основали Рим. Согласно легенде, они были вскормлены волчицей, которая отыскала их плывущими в корзине по реке Тибр.

Но когда люди из охотников и собирателей переквалифицировались в фермеров и стали разводить домашний скот Растраченная впустую юность 2 глава, все поменялось. Из героев волки перевоплотился в злодеев. Сейчас им причисляли демонические черты, их терпеть не могли и уничтожали, часто — стопроцентно. Где-то охота на их, под флагом самозащиты, длится до настоящего времени. И до сего времени в мире волки числятся ужасными, безжалостными монстрами, которые охотятся при Растраченная впустую юность 2 глава свете луны, воруют деток из колыбели и сбивают с саней российских фермеров.

Я пережил так сильное и необыкновенное чувство, смотря в глаза того волка в зоопарке, что мне страшно захотелось докопаться до правды. Не понаслышке зная, каково это — находиться в лагере аутсайдеров, я чувствовал подсознательное, неодолимое желание посодействовать этим Растраченная впустую юность 2 глава животным и в случае необходимости встать на их защиту.

Скоро это перевоплотился в назойливую идею. Я вызнал, что в округах Плимута, в деревушке под заглавием Спаркуэлл, есть Дартмурский парк одичавшей природы, где обитает свора волков. Отправившись туда при первой же способности, я подошел к волчьему вольеру и разговорился со смотрителями Растраченная впустую юность 2 глава. Сейчас все выходные я проводил в парке, предлагая свою помощь, если у их появлялась нехватка времени либо персонала. Владельцем парка был Эллис Доу. Он жил в самом центре, в большенном, приличном доме. Я познакомился с ним, и мы условились, что я буду работать в Рождество и остальные Растраченная впустую юность 2 глава празднички, когда другие смотрители предпочитают взять выходной. В пристройке, где размещался персонал, была свободная квартира, и мне предложили занять ее. Каждый отпуск, в то время как все мои друзья и сослуживцы отчаливали по домам, я проводил в Спаркуэлле. Волки как будто поменяли мне семью. Я не ворачивался на родину, в Норфолк, более Растраченная впустую юность 2 глава 10 лет.

Территория парка занимала около 12-ти гектаров на склоне холмика. Волчий вольер размещался на самой его верхушке, повдоль огораживания, за которым уже начинался Дартмурский государственный парк. Это было совершенно маленькое место — площадью всего в полгектара, и на нем жили шестеро волков. По периметру оно было обнесено крепкой металлической Растраченная впустую юность 2 глава сетью под два метра высотой, с двойными воротами, чтоб волки случаем не выскочили наружу, когда смотритель заходит либо выходит из вольера. Вся огороженная территория была покрыта густым лесом. В глубине вольера находился земельный вал, на котором деревья росли в особенности нередко. Там волки выкопали для себя нору. Около ворот Растраченная впустую юность 2 глава приютилась низкая прямоугольная постройка, схожая на бомбоубежище, а рядом — еще одна, гораздо меньше. На ее плоской крыше волки обожали лежать в течение денька, греясь на солнышке. Раз в некоторое количество дней служители затаскивали в вольер еще одну тушу. Кроме этого, люди контактировали с животными только в этом случае, если кому Растраченная впустую юность 2 глава-то из их требовалась помощь ветеринарного врача. Смотрители вообщем не совались на местность вольера без весомой предпосылки, а ночкой, очевидно, никто и близко к нему не подходил. Парк запирался до пришествия сумерек, и все сотрудники расползались по домам.

Никто не заходил на местность вольера, не вооружившись Растраченная впустую юность 2 глава за ранее большой палкой, — это была рядовая практика, когда дело касалось больших хищников. Но волки никогда не проявляли злости. Напротив, создавалось воспоминание, что они сами страшатся людей. Когда человек входил в вольер, они в панике удирали в далекую его часть либо скрывались в нору, а к еде подходили, только удостоверившись Растраченная впустую юность 2 глава, что вблизи никого нет. Они совсем не были похожи на безжалостных убийц, которые только и ожидают комфортного варианта, чтоб накинуться и перегрызть вам гортань.

Моя любознательность вела меня все далее. Я очень желал изучить жизнь этих животных и начал с того, что длительно тихо посиживал снутри вольера. Час за часом Растраченная впустую юность 2 глава, в течение нескольких недель, я посиживал там и ожидал, что волки, как в свое время лисы, начнут проявлять ко мне энтузиазм. Но ничего подобного не вышло. Позже я сообразил, в чем моя ошибка. Я вторгался на их местность при свете денька, когда я ощущал себя комфортабельно, а они Растраченная впустую юность 2 глава — нет. Что, если испытать сделать то же самое ночкой, когда преимущество будет на их стороне? Ведь с лисами было конкретно так. Может быть, тогда я смогу познакомиться с ними ближе. Другими словами я применил принцип, которому научился в армии, только напротив: предоставить прибыльную позицию обратной стороне. Другие сотрудники Растраченная впустую юность 2 глава и без того поражались моему желанию находиться в вольере деньком. Когда же я сказал им, что собираюсь наведаться туда ночкой, они решили, что я форменный псих. Но, к счастью, Эллис Доу, обладатель парка, с которым у нас сложились доверительные дела, отдал мне разрешение на опыт.

До сего времени мне не полностью Растраченная впустую юность 2 глава ясно, для чего и откуда появилась у меня эта жажда учить волков, что конкретно я желал от их получить. Может быть, это был путь к самопознанию, может быть, мной правила потребность одержать победу над детскими ужасами. Либо же волки напоминали мне собак, посреди которых я вырос, и я Растраченная впустую юность 2 глава стремился обрести в их компании то же чувство защищенности и комфорта, которое когда-то мне давали фермерские псы. Я не испытывал его с того времени, как погиб мой дед. А может, я и впрямь безумный. Но тогда меня просто разочаровывало, что эти прекрасные сотворения так запутаны, и я Растраченная впустую юность 2 глава желал сделать их жизнь в неволе незначительно лучше.

И вот в один прекрасный момент ночкой, в полнолуние, я надел спортивный костюмчик и, собрав всю свою смелость, вошел в вольер и запер за собой ворота. Меня одолевал стршный ужас. По моим сведениям, никто никогда не делал ничего подобного. Более того Растраченная впустую юность 2 глава, на местности вольера имело место огромное количество злосчастных случаев. Я не знал, что меня ожидает — продолжат ли волки скрываться либо порвут меня на части. Но мне почему-либо нужно было выяснить это. Спотыкаясь об упавшие стволы и торчащие из земли корешки деревьев, я побрел в мгле к верхушке холмика, где находился земельный Растраченная впустую юность 2 глава вал, и сел, приготовившись ко встрече непонятно с чем. Ночные животные — жители парка, заполняли мглу необычными звуками. Непроглядный мрак стоял под деревьями. Но ничего не происходило, ужас понемногу отступил. Волки не появлялись. Мне вдруг стало тихо и комфортно. Я с ранешнего юношества обожал мглу и звуки леса. Они Растраченная впустую юность 2 глава успокаивали меня ночами, когда я лежал под грубым черным одеялом на втором этаже дома в Норфолке. Так и на данный момент — я глубоко вздохнул и внезапно ощутил себя в безопасности.

В течение полутора недель я повсевременно ночевал в вольере. Я приходил в одной и той же одежке Растраченная впустую юность 2 глава, чтоб мой запах оставался постоянным. Правда, тогда я еще не знал, что рацион тоже имеет значение. В те времена я ел самую обыденную пищу. Только позднее я понял, что нужно питаться по другому. Поначалу три ночи попорядку я проторчал на одном и том же месте. Волки все еще держали дистанцию, но я Растраченная впустую юность 2 глава увидел, что они понемногу начинают проявлять любопытство. Последующей ночкой, выждав некое время, я поднялся и отправился на другую сторону вольера. Волки немедля кинулись врассыпную, будто бы испугались, но двое позже подошли, стали обнюхивать землю там, где я посиживал, изучая мой запах, и метить этот участок. Позже они Растраченная впустую юность 2 глава опять отбежали на неопасное расстояние, но, непременно, продолжали следить за мной. То же самое происходило еще несколько ночей. Волки очевидно заинтересовались мною, но пока страшились встречи лицом к лицу.

На последующую ночь какой-то из них, Рубен, который, как я знал, был бета-самцом, решился подойти совершенно близко и принялся обнюхивать Растраченная впустую юность 2 глава всего меня и воздух вокруг. Он не прикасался ко мне, а просто знакомился с обстановкой. Так длилось две ночи попорядку. А на третью меня ожидал сюрприз. Я, по обыкновению, сплел на земле, вытянув вперед согнутые в коленях ноги. Тот же самый волк опять подошел, в точности повторил обряд Растраченная впустую юность 2 глава обнюхивания, а позже в один момент ринулся ко мне и пребольно укусил за колено.

На меня как будто столбняк напал. Я лихорадочно задумывался, что все-таки сейчас делать. Если я встану и побегу прочь — не погонится ли за мной вся свора? А соверши я ответный выпад — не вызовет Растраченная впустую юность 2 глава ли это еще более злости? «Господи! — задумывался я в смятении. — Вот и доигрался — здесь мне, видать, и конец».

Волк возвратился и стоял, саркастически смотря на меня — как будто ждя моей реакции. Позже пропал в мгле, и больше в ту ночь я его не лицезрел. В последующий раз он Растраченная впустую юность 2 глава сделал то же самое. И так повторялось каждую ночь, практически две недели, по истечении которых на моих ногах просто-таки живого места не осталось. Назавтра он мог укусить за голень либо за другое колено, но сущность процедуры не изменялась. Меня опять ждало обнюхивание, позже выпад, укус и резвое исчезновение Растраченная впустую юность 2 глава. Время от времени это повторялось по трижды за ночь.

Я не полностью осознавал, для чего он это делает. Могу только сказать, что навряд ли он вправду вожделел мне зла, потому что никогда не проявлял особенной враждебности и не звал на помощь других волков. А своими челюстями, способными развить давление до пятнадцати сотен Растраченная впустую юность 2 глава фунтов на квадратный дюйм, при желании он мог бы просто вырвать мне коленную чашечку, но не делал этого. А я все продолжал приходить, каждую ночь. Следы от его атак — тонкие полосы на моих коленях и щиколотках — были больше похожи на проявления волчьей любви. Я как и раньше сохранял Растраченная впустую юность 2 глава полную невозмутимость, и это, как выяснилось позднее, выручило мне жизнь.

Дело в том, что при встрече волки сперва определяют, заслуживает ли незнакомец доверия. Обычный метод — проверка реакции на укус. Новоприбывший волк сразу подставляет уязвимое место — гортань, чтоб показать: он пришел с миром. Владелец местности показывает ему свое приемущество, пока Растраченная впустую юность 2 глава не удостоверится, что угрозы нет. Если б я тогда отпрянул либо заорал — все было бы кончено в считаные минутки.

После 2-ух недель испытаний укусами Рубен принялся делиться со мной своим запахом. Он начал с башмак. Обряд состоял в том, что он терся о их рожой, зубами, затылком, шейкой Растраченная впустую юность 2 глава и хвостом. Позже он переключился на мои ноги. Укусов больше не было — он просто катался по мне. Если в процессе я пробовал встать либо просто подвинуться, он мог резко тяпнуть меня и отскочить в сторону А потому что после чего я обычно замирал, то он опять подходил и продолжал свои дружественные Растраченная впустую юность 2 глава упражнения. Я сообразил, что он просто меня испытывает. Функцию бета-самца можно сопоставить с работой вышибалы в клубе — он защищает других и смотрит за тем, чтоб никто страшный либо ненужный не просочился вовнутрь своры. Видимо, я прошел «входной контроль», так как приблизительно через месяц он начал Растраченная впустую юность 2 глава приводить ко мне других волков.

Все происходило точно так же, как обычно бывает, если одиночка желает присоединиться к уже сформировавшейся стае. Но это я понял позже. Мои последующие гости были волками высочайшего ранга, и они сначала не подходили ко мне, а просто смотрели и нюхали воздух, стоя сзади Рубена, пока тот кружил Растраченная впустую юность 2 глава около меня, то и дело прихватывая зубами там и здесь. За голову он кусал только сзади, и не так очень, как за другие части тела, но тоже до крови. Если я при всем этом шевелился, в ход здесь же опять шли челюсти — независимо от того, было ли Растраченная впустую юность 2 глава мое движение плавным либо резким. Таким макаром он задерживал меня на месте и в то же время инспектировал, смогу ли я существовать в их мире, где укусы — принципиальный элемент общения.

Я знал, что запах важен при общении с волками, но не представлял как. Если я приходил в новейшей Растраченная впустую юность 2 глава одежке, либо помывшись, либо поев необыкновенной пищи, Рубен опять начинал кусать меня, проверяя, не значит ли новый запах, что я буду по другому реагировать на его приближение либо как-то еще изменю свое поведение. Другие волки поступали так же, но не все приходили меня учить. Наименее важные члены своры, вызнал Растраченная впустую юность 2 глава я потом, не оспаривают решения вышестоящих. Они — что-то вроде обычных боец в армии: делают принципиальные задачки, но мыслить им не положено.

Глава 7

Моральные рамки

Я был неописуемо горд и польщен тем, что заслужил доверие этих прекрасных созданий. Они подходили ко мне, терлись о мою одежку, и я ощущал себя на Растраченная впустую юность 2 глава седьмом небе от счастья. Никогда людские дела не значили для меня настолько не мало. Весь денек я ловил себя на том, что с нетерпением жду пришествия сумерек, чтоб поскорее повстречаться с моими новыми друзьями. Мы проводили совместно все в большей и большей степени времени.

Как это было здорово — находиться в Растраченная впустую юность 2 глава кругу волчьей семьи и ощущать, что в некий степени я тоже ее часть. Умопомрачительно, но существа, которые когда-то внушали мне стршный ужас, вдруг сделались неотъемлемой составляющей моей жизни. Я привязался к ним всей душой. Но кем был для их я? Они оживлялись и выказывали любопытство Растраченная впустую юность 2 глава при моем возникновении. Но скучали ли они по мне, пока я отсутствовал? Задаваясь такими вопросами, я вроде бы пробовал приписывать волкам людские эмоции, измерять их обычной меркой. Но в глубине души я ощущал, что по сути все это не имеет никакого дела к их миру и, чтоб разобраться в нем Растраченная впустую юность 2 глава, необходимо поменяться самому.

Через некое время они стали приветствовать мой приход не только лишь ночкой, да и деньком, всякий раз повторяя обыденный обряд встречи в символ того, что меня узнали и приняли. Другие смотрители не могли не увидеть особенного внимания волков, которым я воспользовался. Их изумление забавляло меня Растраченная впустую юность 2 глава. Было приятно следить, как люди меняют свое представление об этих созданиях, которых они привыкли отгонять палками. С течением времени я не стал различать ночь и денек. В один прекрасный момент я нашел, что провел с волками целую неделю, выходя только для того, чтоб перехватить чего-нибудь поесть. Однажды я взял с собой Растраченная впустую юность 2 глава в вольер спальный мешок, но это оказалось ошибкой. Он не приглянулся моим лохматым друзьям и был немедля разорван в клочья. Как выяснилось, они не признавали никаких тряпок, не считая моей одежки. Да, по правде говоря, этот мешок был мне совсем и ни к чему. Когда я Растраченная впустую юность 2 глава спал, волки ложились вокруг и грели меня теплом собственных тел. В такие моменты я был несказанно тронут и счастлив. Мне с трудом верилось, что все это происходит наяву.

Вобщем, я не позволял для себя в особенности обольщаться. Я осознавал, что играю с огнем и нет никакой гарантии, что последующая встреча с Растраченная впустую юность 2 глава волками завершится настолько же успешно, как и предшествующая. Всякий раз при входе в вольер меня обхватывали тревожные сомнения. Что произойдет сейчас? Следя, как волки ведут себя вместе, смотря на их игры, стычки и грызню, я осознавал, что не смогу вынести подобного воззвания. У меня не было таковой крепкой шкуры, как Растраченная впустую юность 2 глава у их, я не обладал плотным и густым мехом, и если б им вздумалось учинить чего-нибудть схожее со мной, дело бы завершилось суровыми травмами. Я не знал, понимают ли они, что мое тело устроено по другому. Их шейка и гортань — области, более нередко задействуемые при общении Растраченная впустую юность 2 глава — имели неплохую защиту. У меня же эти места, напротив, были самыми уязвимыми. Хоть какой из укусов, какими волки щедро награждали друг дружку, мог стать для меня последним.

Чувство неизменной угрозы сразу и зачаровывало, и пугало до погибели. Это как с фильмом ужасов — лежишь, спрятав голову под подушкой, не Растраченная впустую юность 2 глава способен выключить, не способен глядеть и не способен не делать подглядывать. Но наслаждение от общения с волками всегда пересиливало мой ужас. Мне нравилось быть рядом с ними. Я восторгался тем, с каким почтением они относятся друг к другу, как строго соблюдают правила снутри семьи, наказывая тех, кто ведет себя недостойно Растраченная впустую юность 2 глава либо нарушает очередность при кормежке. Тогда я еще не мог этого сконструировать, но главное, что завлекало меня, — чувство духовного родства. Передо мной была группа самых небезопасных и суровых созданий на Земле, и они приняли меня как собственного. Я подвергся жесткой проверке, находясь при всем этом на волосок от Растраченная впустую юность 2 глава смерти, но благодаря везению и интуиции выдержал экзамен.

Но фуррор недолго кружил мне голову. Как-то вечерком я пришел в вольер измученный, после томного денька, и лег спать. Вдруг, безо всякого предупреждения, подбежал Рубен и запрыгнул прямо на меня, сверху, всеми 4-мя лапами. 100 20 фунтов живого веса у вас на груди — будильник более Растраченная впустую юность 2 глава чем действующий. Чуть приземлившись, он отпрыгнул и сейчас стоял рядом, игриво заглядывая мне в глаза. Позже прянул в сторону и обежал круг, помечая местность своим запахом. При всем этом он продолжал оборачиваться на меня, как будто призывая следовать за ним. И здесь я сделал ошибку: опять уснул как ни Растраченная впустую юность 2 глава в чем же не бывало. На свою неудачу, я не сообразил тогда, что он пробует привлечь мое внимание к собственному запаху. Это было значимой частью его работы. Рубен, как бета-волк, отмечал долю альфа-пары при дележе добычи. Неважно какая пища, на которой был его запах, принадлежала им, и Растраченная впустую юность 2 глава никто другой не смел посягать на нее.

Альфы — самые важные члены волчьей группы. Они принимают все принципиальные решения, и без их свора неуправляема. Потому их выживание — главная задачка других. В тех случаях, когда пищи не хватает на всех, альфы едят первыми, а другим может и вообщем ничего Растраченная впустую юность 2 глава не достаться. Все остальные, включая волчат, останутся голодными, даже погибнут, если это безизбежно. Но никто не должен дотрагиваться к еде, помеченной запахом бета-волка. Это познание досталось мне дорогой ценой.

Охотничий сезон был в самом разгаре, и однажды местные мужчины принесли нам 3-х подстреленных уток. В то время я еще Растраченная впустую юность 2 глава не знал, как волки систематизируют и распределяют меж собой различные виды добычи. В прохладные зимние месяцы утки, в каких много жира и сала, — ценный источник энергии. Такая пища — преимущество животных высшего ранга. Альфа-паре достались две из 3-х птиц. А я, хотя не был голоден, решил, что мне следует активнее Растраченная впустую юность 2 глава биться за свою долю, и взял третью, не заметив, что бета-волк очертил вокруг нее дугу своим запахом.

Через долю секунды я лежал на земле. Представьте для себя столкновение с локомотивом, несущимся на всех парах. С таковой же мощью, с расстояния около 10 метров, на меня налетел Рубен. Утку Растраченная впустую юность 2 глава вышибло из моих рук, я сам свалился на спину и распластался лепешкой под его весом. Волк схватил мое лицо всей пастью и сжал. Из его груди вырывалось глухое рычание, с клыков стекала слюна. Я ощутил, как мои лицевые кости гнутся под напором его челюстей. При всем этом раздавался Растраченная впустую юность 2 глава звук, схожий на хруст ветвей. «Мне конец, — пошевелил мозгами я. — На данный момент он уничтожит меня, как пить дать». Что было делать? Придавленный к земле, я, мягко говоря, не имел особенного выбора. В панике я решил испробовать 1-ое, что мне пришло на разум и что всегда срабатывало, а конкретно — выказать Растраченная впустую юность 2 глава ему доверие и почтение. Если б он вправду желал уничтожить меня, при его-то силище и острых клыках — я бы уже издавна в раю бабочек считал. Видимо, я просто заслужил очередной урок, и сейчас следовало показать, что он не прошел даром. Я попробовал отбросить голову вспять, как мог, чтоб Растраченная впустую юность 2 глава подставить волку незащищенное гортань — жест, значащий смирение и повиновение. Рубен переместил свою хватку туда, помедлил еще пару секунд, отпустил меня и возвратился на свое место, продолжая рычать и оскаливать зубы.

Если б только я заблаговременно увидел и верно расшифровал те предостерегающие знаки, что бета-волк подавал мне! Ведь он Растраченная впустую юность 2 глава рычал все громче, пока я подходил к этой злосчастной утке. Но я не направил внимания на предъявленный мне смертоносный арсенал, вот и поплатился. Еще Рубен предупреждал меня особенным положением ушей, опустив их горизонтально, как крылья самолета, чтоб показать, что даже издалече он защищает свою собственность.

Этот случай принудил меня Растраченная впустую юность 2 глава заного посмотреть на многие вещи. Я покинул вольер, размышляя о том, кого же в реальности считать чудовищем на нашей планетке. Люди объявили волков безжалостными убийцами, но ведь настоящая сила — в том, чтоб, имея орудие, не пускать его в ход без надобности. Сумел бы кто-либо из людей Растраченная впустую юность 2 глава, владея настолько сокрушительной боевой мощью, так же уместно и сдержанно воспользоваться ею?

Я провел в армии семь лет. Мне нередко доводилось созидать человеческую беспощадность, и всякий раз я испытывал больше кошмара и омерзения. Будь я человеком набожным, может быть, обратился бы, подобно многим другим ветеранам, к Богу и церкви, чтоб замаливать Растраченная впустую юность 2 глава грехи — свои и всего населения земли. Заместо этого я смотрел на волков и все посильнее ощущал некоторую духовную связь с ними. Тот палевый, в зоопарке, заглянул мне прямо в душу и как будто увидел запрятанные в ее затаенном углу детские горести. А сейчас спаркуэллские волки как будто ощущали Растраченная впустую юность 2 глава мою тревогу, мой стыд и каким-то образом предлагали ключ к спасению.

Как я уже гласил, служба в армии доставляла мне наслаждение. Обстоятельств тому было огромное количество. Во-1-х, мне удалось объехать полмира. Во-2-х — я обожал испытывать себя на крепкость, мне нравилось быть частью команды. Одурманивающее чувство собственного могущества Растраченная впустую юность 2 глава обхватывало меня, когда я управлял тяжеленной артиллерийской установкой. Но сегодняшние войны так далеки от действительности, что огромную часть времени я даже не знал, с кем и за что сражаюсь. Меня поняло глубочайшее разочарование. С юношества я был приучен убивать для разумных целей, с почтением к животному, у которого отнимаешь жизнь Растраченная впустую юность 2 глава, и к его месту в мире. А будучи бойцом, я составлял часть большой бездушной машины, убивавшей из других побуждений, совсем мне чуждых.

Последней каплей для меня стала серия рейдов в Северной Ирландии. Вся окрестность там была пропитана атмосферой вражды и сопротивления. Один раз посреди бела денька Растраченная впустую юность 2 глава я шел по улице в униформе, и, представьте для себя, на меня напала «банда» детей лет шести-семи, не старше! Они выкрикивали ругательства и кидали в меня палки и кусочки битого кирпича — все, что находили на земле. Вероятнее всего, они лицезрели, как взрослые делают то же самое, и просто подражали им Растраченная впустую юность 2 глава. Но сколько ненависти было у их в очах! Этим детям следовало бы посиживать дома, играть в «Лего» и дочки-матери либо глядеть «Улицу Сезам»; им следовало бы находиться где угодно, только не тут, не на этих улицах. Сейчас по примеру старших они кидают кирпичи, а завтра по приказу Растраченная впустую юность 2 глава командира будут сбрасывать бомбы.

Не знаю, убивал ли я людей в Северной Ирландии. Я стрелял в процессе схватки, и люди погибали, но попадали ли в их конкретно мои снаряды — этого я не знаю и знать не желаю. Противно уже от 1-го того, что я участвовал в процессе. Это никак Растраченная впустую юность 2 глава не напоминало добросовестную битву. Высокому командованию, на самом деле, было на нас плевать, а местные обитатели терпеть не могли нас всей душой. Что бы мы ни делали, это только подливало масла в огнь. Делему необходимо было решать как-то по другому, и через пару лет враждующие стороны в конце Растраченная впустую юность 2 глава концов додумались сесть за стол переговоров.

Следя за волками, я сходу направил внимание на то, что они проявляют злость совершенно не так, как люди.

Думаю, много сотен годов назад мы были куда более похожи тут. Волки отлично могут убивать и повсевременно грозят пустить свои способности в ход, но Растраченная впустую юность 2 глава на самом деле употребляют их только в тех редчайших случаях, когда это очень нужно. К примеру, они готовы драться до последнего вздоха, чтоб защитить свою семью либо сохранить доступ к источнику еды, который поможет им пережить прохладную зиму. Вражда меж 2-мя сворами может быть смертельной. Но волк всегда уважает Растраченная впустую юность 2 глава собственного конкурента и ценит его возможности. Мы же, обычно, цинично и пренебрежительно относимся к нашим противникам — в современных критериях ведения войны нам даже не непременно их созидать. Мы убиваем обычным нажатием кнопки, и рядовые бойцы часто вообщем не в курсе, отчего появился конфликт. Этические основания для такового бесцельного, никому не подходящего убийства Растраченная впустую юность 2 глава очень и очень шаткие. Всем этим я был сыт по гортань.

Глава 8

Билет в новейшую жизнь

Волки завладели моим сердечком и, кажется, похитили рассудок. Я вдруг сообразил, что не испытываю к своим собратьям — людям — ничего, не считая презрения. А эти сотворения, напротив, вызывали у меня бескрайнее восхищение. Я Растраченная впустую юность 2 глава сообразил, что желаю навечно остаться посреди их. С ними я ощущал себя еще лучше, чем с людьми. Исключительно в их мире я мог обрести настолько нужное мне чувство порядка, безопасности и, что самое главное, духовного родства.

В конечном итоге практически сходу после ухода из армии я сделал поступок Растраченная впустую юность 2 глава, сумасшедший во всем: продал все, что у меня было, и на вырученные средства купил билет на самолет до Америки. Я вознамерился лететь в чужую страну, где никого не знал, чтоб повстречаться с человеком, которого в жизни не лицезрел, и работать по программке, для которой не имел подабающей подготовки! Этот человек, по Растраченная впустую юность 2 глава имени Леви Хольт, был краснокожим из племени нез-персэ. Он возглавлял учебно-исследовательский центр по исследованию волков на землях, принадлежащих его племени, неподалеку от городка Винчестер, в штате Айдахо. Там держали в неволе стаю волков — в качестве приятного пособия для публики, также с целью предоставить юным членам племени возможность Растраченная впустую юность 2 глава ближе познакомиться с традициями и культурой протцов. Параллельно Хольт вел вызвавшую в свое время много споров научную программку по внедрению одичавших волков в Скалистые горы, в какой участвовала группа высококвалифицированных ученых-биологов. Мои же зания в этой области приравнивались нулю.

Все началось с того, что я увидел по Растраченная впустую юность 2 глава телеку передачу «Жизнь посреди волков» об американской домашней паре — Джиме и Джейми Датчер. Они прожили с волчьей стаей в Айдахо 6 лет. Я был потрясен — эти люди занимались этим же, чем и я, и пришли к этим же самым выводам о структуре волчьего общества, о статусе и роли каждого из Растраченная впустую юность 2 глава членов семьи. Мы с ними как будто жили одной жизнью, но в различных уголках Земли. Через 6 лет у Датчеров истек срок деяния лицензии на содержание волков в домашних критериях, и они обязаны были находить новое пристанище для собственных питомцев. Тут-то на помощь и пришло племя нез-персэ, а поточнее — Леви Растраченная впустую юность 2 глава Хольт своей личностью.

Я никогда не лицезрел Леви, мы только гласили по телефону. Я растолковал ему, что желаю приехать в Айдахо, чтоб учить жизнь волков. Идею он одобрил, но так как я не имел соответственного образования, мне предстояло сначала пройти курс исходной подготовки, чтоб научиться верно записывать данные и Растраченная впустую юность 2 глава разговаривать с учеными-биологами на одном языке. Когда Леви произнес, сколько это будет стоить, у меня просто дыхание перехватило. Там фигурировала сумма в несколько тыщ баксов. На несколько секунд я растерял дар речи и не мог выжать из себя ни одного звука в ответ. Леви поймал Растраченная впустую юность 2 глава мое замешательство и спросил, в чем дело.

— Я продал все, что у меня было, — с трудом выговорил я, — и у меня чуть хватает средств, чтоб приобрести билет на самолет.

— И что все-таки вы собираетесь делать? — поинтересовался он.

— Я слышал, что у вас есть свора волков, которую вы используете для просвещения Растраченная впустую юность 2 глава общественности. Я работал с волками в парке одичавшей природы и мог бы помогать вам ухаживать за ними. Это позволило бы мне оплатить обучение.

— Но как вы будете все успевать?

— Ну, к примеру, я мог бы деньком работать, а ночкой обучаться, — не растерялся я.

— Минуту, — произнес он, — я верно Растраченная впустую юность 2 глава сообразил? Вы желаете приехать к нам и обучаться ночами, а деньком работать, чтоб платить за обучение?

— Да.

На пару минут в трубке воцарилось молчание — он отправился советоваться с сотрудниками. Мне показалось, что прошло несколько часов. В конце концов я услышал:

— О’кей. Покупайте билет и приезжайте. Чего-нибудть Растраченная впустую юность 2 глава придумаем.

Представляю, как они там потешались над безумным британцем, который готов пересечь океан без гроша в кармашке, чтоб спать в палатке. Вобщем, мое безрассудство пришлось им по нраву.

Через неделю я поднялся на борт самолета. Если честно, когда я серьезно думал о собственном положении, меня обхватывал реальный кошмар. Я продал Растраченная впустую юность 2 глава все — машину, финтифлюшки, ножики и огромную часть одежки и снаряжения, — чтоб оплатить этот перелет. В случае беды я оказался бы на мели, с пустыми руками. Отступать было некуда.

Я прилетел в Бойсе — столицу Айдахо, расположенную в юго-западной части штата. В аэропорту меня повстречал здоровый ковбой по имени Рик. Он был Растраченная впустую юность 2 глава женат на Кэти, подвизавшейся волонтером в Центре под управлением Леви. Я был должен переночевать у их, чтоб на последующее утро Кэти отвезла меня на машине в Винчестер. Они с супругом оказались очень приятными людьми. Меня накормили смачным ужином, устроили на ночь со всеми удобствами, а с первыми лучами Растраченная впустую юность 2 глава солнца мы направились в путь. Мы — это я, Кэти и ее подруга, которую она взяла с собой за компанию, чтоб веселее было позже ворачиваться домой. Рик остался дома с небольшим ребенком. Нам предстояло преодолеть четыреста км. Ветер креп, легкий снегопад скоро перевоплотился в реальную метель, и нам пару Растраченная впустую юность 2 глава раз приходилось вылезать из машины, чтоб надеть на колеса цепи либо опять снять их на более-менее незапятнанных участках трассы. Но когда мы добрались до подножия Скалистых гор, снег стал таким глубочайшим, что без цепей было уже не обойтись.


ravnomerno-raspredelennie-nagruzki.html
ravnomernoe-pryamolinejnoe-dvizhenie.html
ravnoperemennoe-dvizhenie.html